Киты и праздники, упоры и гольф

Вторая группа «паганелей» оказалась удачливей первой – ей удалось всё тоже, что предыдущей и плюс к тому: нанести короткий визит российским полярникам на станции Беллинсгаузен, пробиться на украинскую станцию Академик Вернадский и кое-что ещё.

Началась удача с пролива Дрейка. Впрочем, здесь всё начинается с этого пролива – пересёк и считай, что ты в Антарктиде. Обнаружив снова в своих пределах яхту Mon Coeur, грозный Дрейк отреагировал спокойно: то ли смирившись с неизбежностью, то ли просто был в благодушном настроении. И даже подарил где-то посередине солнечный штилевой денёк. Наши дамы возлегли под бизань-гиком принимать солнечные ванны, мужская часть населения собралась вокруг. Должно быть, сожалели, что процесс загорания проходил в полной антарктической амуниции – непромоканцах, шапках и сапогах.

Бухта Орн

Бухта Орн

Местное зверьё не заставило себя долго ждать. Пингвины, тюлени и морские слоны всегда на своих местах: одни – стоят, другие – лежат. Сложнее встретить морских леопардов и фурсил (так старпом Денис зовет морских котиков, переводя на тверской английское Fur seal). Эти грозные хищники мигрируют и являются на фотосессию к середине лета.

Фотоохота на китов, вообще, чистая лотерея. Только Дрейк знает, когда и где хвостатый захочет вынырнуть. Есть у них излюбленные места пастбищ, но предсказать, проголодается ли кит к твоему приходу… Вот, казалось бы, в Белом море должно быть полно белух. Там даже мыс Белуший есть. Но мне почти двадцать раз довелось пересекать Белое море, и ни разу я не видел белого кита. Зато, оказавшись случайно в Анадырском заливе, любовался ими пару часов.

На этот раз горбатые киты встретили нас у входа в Антарктиду. Пыхтя и отдуваясь, ходили вокруг яхты, демонстрировали грудные плавники и ныряли, показывая на прощание хвосты. Потом мы встречали гигантов еще не раз.

Захватывающим оказался заход на станцию Академик Вернадский. Айсберг, который в прошлый раз загораживал выход из пролива Лемер, растворился и мы без проблем перешли в следующий пролив – Пенолу. По радио нас заверили, что льда непосредственно у станции меньше, чем в предыдущий раз, и, по мнению полярников, пролив вполне проходим. На самом деле в какой-то момент сплочённость льда в Пеноле достигала 9 баллов, однако поля были изрядно разрушены, и яхта медленно и зигзагами, но пробилась сквозь ледяную кашу. Сюрпризом оказалось то, что припай на подходе к станции ещё не вскрылся. Заманили!

Припай у станции Вернадский, на буксире «Зодиак»

«Зодиак» на буксире

Припай доживал последние денёчки. Решили помочь ему. Штевень яхты упёрся в край поля и мы стали уверенно его ломать. За кормой образовался канал, в который устремилась лодка полярников, вышедшая нам навстречу. Но полынью заполнили обломки и «Зодиак» в какой-то момент увяз. Пришлось сдать назад, взять «сусаниных» на буксир и провести на чистую воду. Встав через четверть часа на ледовый якорь у берегового припая, Mon Coeur стала первой яхтой, пробившейся в этом сезоне на станцию Вернадский.

Я держал штурвал и ручки управления дизелями и размышлял о сходстве яхты с «Апостолом Андреем», закалённым в стычках со льдами в пятнадцати заполярных навигациях в обоих полушариях Земли. Корпус у «Апостола» точно не слабее, а прочность его форштевня позволяет колоть не только льды, но и железо – был такой случай в яхт-клубе, когда во время шторма пополз кормовой якорь и «Андрей» начал крушить причал.

И этот припай мы бы тоже сокрушили. Правда, не уверен, что смогли пробиться только за счёт упора винта, не используя накат тяжелого корпуса. Пришлось бы отходить назад и удар за ударом прокладывать себе дорогу.

Два дизеля Mon Coeur с винтами регулируемого шага позволили сделать ту же работу, не напрягая корпус ударными нагрузками – эффектно и красиво. Упор он и в Антарктиде упор.

Пингвины везде

Пингвины везде

Ну, что вам рассказать про Сахалин… Про Вернадский. Самая гостеприимная станция в Антарктиде. Пересказывать, как мы там отмечали православное Рождество не буду, чтобы не вызывать лишней зависти. Погоды стояли классные. Самый отчаянный народ купался в ледяной воде. Остальные старались не сгореть под жёстким южным солнцем. Мы со старпомом решили сыграть партию в гольф на припайной льдине. Матч продлился не долго – наглый поморник, ошивавшийся рядом с яхтой, после третьего удара упёр мяч и, усевшись в безопасном отдалении, принялся его расклёвывать. Изрядно, должно быть, затупил свой клюв.

На обратном пути пролив Дрейка подарил аж два солнечных дня и мы, обнаглев, решили заглянуть к мысу Горн. Но тут душа старого корсара взбунтовалась, и он, отвесив на прощание хорошего пинка в корму (в виде 9-балльного шторма), загнал нас в пролив Бигль.

В Бигль входили в сопровождении стаи мелких дельфинов. Они резвились рядом с яхтой, выпрыгивали в отдалении из воды целиком, шлёпаясь со всего размаха в волны. То ли нас хотели повеселить, то ли таким манером глушили рыбу. Народ на эти прыжки реагировал вяло.

В чём ещё повезло – или не повезло, как посмотреть – второй группе, это в том, что на ее долю пришлись все праздники: от Нового года до Старого. Первый мы встретили в жерле острова-вулкана Десепшен, второй – в проливе Бигль. Праздничная получилась группа.

 

Ваш Литау,
фото – Марианна Михайловская, Paganel Studio

Комментариев: 1


Оставить комментарий


Все права защищены © 2009-2019, Litau.RU   Web design: pressa@litau.ru
Установка WordPress и программирование