Слезы юнги

Днем 15 июля «Апостол Андрей» вышел в Белое море. Следующая остановка – Соловецкий архипелаг, куда моряки доберутся уже сегодня. В Беломорске на яхту прибыл новый член экипажа – второй вахтенный начальник Алексей Колосов (С.-Петербург), участник антарктической экспедиции «Апостола Андрея». Теперь на борту стало 7 человек. Напомним, что ранее в Вытегре к экипажу присоединилась калужский фотограф Анна Золотина.

Юнга

Юнга

Пока «Апостол» еще шел вблизи берегов, в сотовых телефонах на большой земле пиликали сообщения сугубо сухопутной женщины, в первый раз очутившейся в открытом море под парусами. Надо отметить, что Анна серьезно готовилась к путешествию: усиленно тренировала вестибулярный аппарат и припасла бескозырку с надписью «Юнга». Далее эмоции юнги Золотиной, спрессованные в десяток SMS c борта яхты.

– …Когда поставили первый парус, я хлюпала носом. «Апостол Андрей» прыгал по темной воде Онежского озера на закат, а небо при этом не чернело. Меня переполнял восторг и выходил слезами. Это было восхитительно! Впервые такое острое чувство пронзило меня еще днем, когда ставили мачту. Даже без паруса, даже без яхты, поднятая краном бизань прекрасна, а грот и того краше.

На Онеге было хорошо от мысли «не блюю, не блюю, не блюю». Капитан мне говорит: «Анка, пора!», – а мне не хочется. Правда, на следующий день, когда мыла посуду, еще как захотелось. Выбралась на палубу, но кашу сильно жалко стало. Не для моей фигуры лишние кг терять. В общем, наверху качку гораздо легче переносить. Денис прикалывается, говорит – это штиль, не качка. Пора уже прийти морской болезни… На яхте все знают, как я этого жду.

Уходим в Белое море. Все собрались на палубе, солнце, небо голубущее, ветерок. Лена принесла волшебный кофе. Капитан говорит: «Пиши, Анка, вот так в трудах и заботах проходило наше плавание…» У меня уже целая серия фотографий есть, как мы «в трудах и заботах…» Но на самом деле работы здесь до фига: мужики шуршат целый день. А я дома в жизни так полы не драила, как палубу «Апостола» – маленькой щеточкой и порошком, до белоснежности, и мне это доставляет удовольствие. Еще здорово забраться на гик и чтоб ветер в лицо!

Пейзаж в полосочку

В полосочку

Ё..! Только что вошли в Белое море, народ принялся отмечать, а я пишу, стараясь не упустить сеть.

Когда первый раз на ходу брала воду для палубы, меня Нептун так дернул, что если бы не вцепилась в леера, и Серега меня не держал, лететь мне в море. Капитан отреагировал очень спокойно: «Утопишь ведро – отправлю за борт».

Вообще, интересно: начальники либо ведут себя панибратски и нарываются на ответную фамильярность, либо строго держат дистанцию. Вспомнила, как одного знакомого Мишу К. сделали директором небольшого детского лагеря. Он тут же стал спать до обеда, отдельно завтракать, есть китайскими палочками, и перестал отмечать праздники с народом. А тут случай просто исключительный: Литау абсолютный авторитет, и, тем не менее, с ним легко болтается, сидится за одним столом и очень комфортно.

О нем можно рассказывать долго и подробно, но если сформулировать в двух словах – это такой капитан, про каких в хороших приключенческих книгах пишут. Сильно он меня впечатлил. Внизу все черти как, а его матрац всегда простыней застелен. Только Литау почти всегда дремлет в кают-компании, всегда начеку. Когда капитан спит, все на цыпочках ходят – жалко будить.

Анатоль Семенов

Анатоль Семенов

На днях остановились у Беломорска. Даже после пяти дней плавания очень необычно сойти на землю, по асфальту потоптаться. Там корабли стоят жалкие, ржавые, водоросли-ламинарии, как белье на веревках сохнут. Экзотично, но как-то грустно.

Итак, мы вышли в Белое море. Этим морем бредит наш художник Семенов – тоже личность необычная, рыжая. Внешне-то он скорей соломенный: волосы, брови, борода с зеленоватым оттенком, лицо густо красное, а внутри – точно рыжий и немного несуразный. Добряк, романтик, раздолбай. Кажется, капитан часто и с удовольствием его поругивает, и явно любя. Так вот, этот наш художник Анатоль Семенов бредит Белым морем, как Айболит – Лимпопо, как Шагал – Витебском. Сейчас пишу в каюте, а очень хочется увидеть это море, и еще больше – выражение лица Анатолия. Оно у него какое-то благостное, а сейчас, поди, и вовсе светится. Снимать его всегда удовольствие, он так мило смущается.

Выглянула наружу. Как резко похолодало! Ничего себе море. Волна поднимается… Глядишь, и со штормом повезет.


Сайт Литау.ру

Комментариев: 0


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Все права защищены © 2009-2021, Litau.RU   Web design: pressa@litau.ru
Установка WordPress и программирование