Верхом на «Леопарде»

В декабре прошлого года я получил предложение, от которого трудно было отказаться. Владельцы яхты «Royal Leopard», находившейся тогда в Рио-де-Жанейро, собирались совершить кругосветное плавание и искали капитана, который мог бы им в этом помочь.

«В кромешной тьме, под снежными зарядами…» – такой вот почти поэзией я описал в начале февраля 2002 года прибытие «Апостола Андрея» в бухту Стэнли. Совсем по-другому выглядел через девять лет приход на Фолкленды яхты «Royal Leopard»: светило предзакатное солнце последнего летнего вечера, было не холодно и безветренно. На другой день, правда, дунуло так, что нам пришлось удирать на якорную стоянку, чтобы яхту не размолотило о причал навальным ветром и волнением. Отстоявшись сутки на якоре, мы вернулись к пирсу. Всю последующую неделю сохранялась хотя и ветренная, но относительно тёплая и солнечная погода.

Остовы разрушенных кораблей – «открыточная» достопримечательность Фолклендов

Wreck

Фолклендцы фланировали по городку в шортах и летних платьях. Это была приятная неожиданность – мы настраивались на осеннее ненастье. В остальном Фолкленды и порт Стэнли за истекшие девять лет не изменились: всё так же симпатично выглядит городок, так же безукоризненно чисты его улочки, приветливы и доброжелательны жители. Так же предупредительны и небюрократичны чиновники. Офицер таможни, освободившись с рыбацкого судна, заехал к 10-ти вечера на наш причал и поинтересовался: не возражаем ли мы, если он оформит приход утром? Мы не возражали. Утром офицер был на борту и мы узнали, что кое-что таки изменилось на этих островах: теперь посещающим Фолкленды нужно получать визы. Визы нам тут же в паспорта и поставили, сроком на неделю. Оставалось только всем посетить офис, чтобы сфотографироваться и заплатить по 20 фунтов. От оплаты 50-фунтовой мзды, взимаемой с яхт, нас освободили, имея ввиду тот факт, что заход нами не планировался и властями рассматривается как вынужденный.

Узнав, что мы собираемся идти далее на Южную Георгию, таможенник сообщил, что на посещение этого острова тоже нужно получать разрешение. Департамент Южной Георгии и Южных Сандвичевых островов находился в пятистах метрах от причала, и чиновник, предварительно позвонив коллегам по мобильному телефону, предложил подбросить меня туда на машине. Через час все необходимые бумаги были заполнены, и на следующий день мы имели на руках разрешение. Кстати, о мобильной связи: российские и европейские операторы здесь не «оперируют», поэтому у экипажа руки освободились от СМСок для судовых работ.

Первая часть нашего плавания выглядела довольно занимательно. Из Бразилии «Леопард» должен был пройти на юг Атлантики и обогнуть мыс Горн, затем спуститься ближе к Антарктиде и, развернувшись в Южном океане, прибыть в Кейптаун. Дальнейший маршрут планировался более тёплым и менее экстремальным.

Всё это показалось мне интересным: и маршрут – места знакомые еще по «апостольским» кругосветкам, и лодка – 60-футовый Oyster-61, яхты эти известны, как хорошие морские крейсеры, хотелось её попробовать. Ну и, конечно, в третий раз пройти мыс Горн, наконец-то увидев его своими глазами – два предыдущих раза знаменитая оконечность была далеко на севере, а мы у берегов Антарктиды.

Royal Leopard – 60-футовый круизер класса Oyster-61

Royal Leopard

Итак, утром 23 января я приземлился в аэропорту Рио-де-Жанейро и через пару часов уже знакомился с яхтой. «Леопард» мне понравился, но проблем оказалось больше, чем я ожидал: и с двигателем, и с дизель-генератором, и со связью, и с навигационным оборудованием.

Не вызывали вопросов только паруса: новые, из ламинированной ткани они радовали глаз яхтсмена. Но замена грота со штатной закруткой в мачте на грот со сквозными латами (предыдущий капитан, вероятно, был гонщиком) ставила вопрос: как брать рифы, и вообще убирать парус? Хитроумная «постель» сооружённая на гике, куда по замыслу шкипера должен был укладываться парус при его уборке, требовала большого количества рук и спокойной погоды. Но рифы, как известно, берутся в погоду, мягко говоря, не очень спокойную, и первый же небольшой штормик по пути в Аргентину показал, насколько это идея была неудачной. Требовалось срочно соорудить ловушки для паруса.

Все эти вопросы отняли массу времени в Рио и Буенос-Айресе. В Аргентине, кроме всего прочего, пришлось выяснять отношения с «Префектурой» – местной береговой охраной. Вина наша состояла в том, что мы, войдя в устье Ла-Платы, не сразу ответили на радиовызовы пограничников. В итоге – трое потерянных суток на штрафной стоянке и огромный штраф. Так что молчание не всегда золото.

Решив, как нам казалось, все технические вопросы мы покинули сказочный Буэнос-Айрес и взяли курс на юг, к мысу Горн. В двухстах милях к северу от Фолклендских островов у нас возникли проблемы с дизелем. Выяснилось, что треснул один из стальных топливопроводов. Заменить его было нечем, а восстановить на ходу – невозможно. Так мы и оказались в порту Стэнли.

Ещё одним интересным событием на Фолклендах стала поездка на другой конец острова, на британскую военно-воздушную базу. Цель была тривиальной: посетить «военторг» – магазин, расположенный на территории гарнизона. Пейзаж за окном автомобиля не отличался яркостью и разнообразием: скудная растительность, пасущиеся бараны, и «каменные реки» – россыпи булыжников, полосами спускающиеся по склонам холмов, создававшие полную иллюзию каменных потоков. Может, так оно и было в доисторические времена. Показали нам и единственный на острове экземпляр дикорастущего дерева.

Обедали на базе в «солдатской чайной», где помимо чая можно было взять спиртные напитки, как крепкие так и не очень. Помниться, в бытность моей службы в Дальней авиации мы проносили спиртное в часть в трёхлитровых чайниках.

Ремонт «Леопарда» был завершен только 8 марта, вновь простояли дольше, чем планировали. Оценив сложившуюся ситуацию, было решено оставить идею покорения мыса Горн на будущее, а сразу идти в Кейптаун, посетив по пути Южную Георгию. Во внимание были приняты следующие обстоятельства: наступившая осень с её штормами, преобладающие в регионе западные ветра, а значит неизбежная лавировка при движении на запад, и малочисленность экипажа – после Буэнос-Айреса нас осталось только трое, двое из которых, собственно, пока лишь осваивают премудрости яхтенного дела.


Ваш Литау

Комментариев: 0


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Все права защищены © 2009-2022, Litau.RU   Web design: pressa@litau.ru
Установка WordPress и программирование