От головы до пупка

Баренцево море встретило нас зыбью с севера, оставшейся после шторма, и волнением с веста. Совместно они заставляли яхту совершать замысловатые и неожиданные прыжки, а экипаж – биться об углы внутри помещений и отказываться, одного за другим, от стряпни кока.

Шпицберген. Фото Сергея Анисимова

Шпицберген

Дольше всех продержался сам кок – наша юнга-фотограф, но на вторые сутки море уложило и её. Нас оставалось только двое… За столом. Я, да Денис Давыдов. Иногда в отдалении мелькал художник.

Анатолий вообще-то не подвержен морской болезни, но береговая кухня подорвала здоровье ветерана, и ему пришлось воздерживаться от пищи вместе с укачавшимися. Это заставило меня серьёзно пересмотреть собственную гипотезу, выдвинутую в соавторстве с выдающимся конструктором и другом яхты Саней Каргаполовым – степень укачиваемости прямо пропорциональна расстоянию от головы до пупка.

Открыт этот закон был в дни третьей кругосветки. Тогда теория блестяще подтверждалась практикой. Из пяти членов экипажа – художника, капитана, старпома Киреев, Димы Стадниченко и Сергея Жукова – каждый последующий был выше предыдущего на 5 см (все разместились на отрезке 172-192 см). И, соответственно, каждый следующий был больше предыдущего подвержен морской болезни.

На этот раз капитан со своим средним ростом оказался самым высоким в экипаже (селекция и отбор!), а больше всех укачивается самый мелкий юнга.

Так, общаясь с Ихтиандром, экипаж мужественно пересёк Баренцево море и на пятые сутки нашим взорам открылись берега Груманта. Ветер скис, и даже видимость стала приличной, позволив всем любоваться острыми вершинами гор, из-за которых Виллем Баренц и назвал эту землю Шпицбергеном. Случилось это 19 июня 1596 года.

Художник с фотографом приступили к работе, я связался с Баренцбургом. Марина Южанинова – руководитель местного русского культурного центра, сообщила, что нас уже ждут. Приятно было узнать, что в поселке находится наш старинный друг, светило полярной археологии Вадим Старков. Пребывание обещает быть интересным и полезным.

Между тем, Шпицберген счёл достаточным время, отведённое для любования, и укутался туманом, напустив встречный ветер. «Апостол» запрыгал по валам, народ заскучал за ужином. Переход завершался так же, как и начинался: встречным ветром и родео на волнах.


Ваш Литау,
фото – Naturelight.ru

комментариев 6


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Все права защищены © 2009-2022, Litau.RU   Web design: pressa@litau.ru
Установка WordPress и программирование