Первая неделя на Шпицбергене

К Баренцбургу подошли рано. На судовых часах было ровно 8 утра – это по Москве, но Шпицберген живёт по европейскому времени, и мы решили не тревожить утренний сон обитателей городка. Прошли вдоль причалов, сориентировались в обстановке.

Шпицберген

Шпицберген

Склон Грён-фьорда в районе посёлка спускается ступенями. Отчётливо выделяется пять террас, возвышающихся одна над другой метров на 100. Баренцбург расположился на нижних ярусах. На причале появились люди, и мы ошвартовались. Полчаса спустя знакомимся с Мариной Южаниновой и Олегом Палием (заместителем директора рудника) – они и станут нашими ангелами-хранителями на время пребывания в Баренцбурге. Еще часом позже состоялась первая официальная встреча с Генконсулом России на Шпицбергене Анатолием Антиповым – это самоё северное консульство в мире и блюдёт оно российские интересы на архипелаге, имеющем уникальный международно-правовой статус.

С понятием «самый северный» мы будем ещё не раз встречаться на этих островах. Следуя традиции русских сказок: ты меня вначале покорми, да баньку истопи, а потом уж… нас тоже сводили в столовую и помыли в сауне, а потом началась активная и очень насыщенная программа.

Первым пунктом стал музей «Помор». Гидом был старинный знакомый археолог Вадим Старков. Приятна была эта новая неожиданная встреча. Впервые нам довелось общаться в далёком 1999 году, когда экипаж «Апостола» готовился к выходу из Тикси на завершающий отрезок Севморпути, а Вадим Фёдорович в составе научной экспедиции занимался перезахоронением останков Василия и Татьяны Прончищевых в поселке Усть-Оленёк.

Полярный археолог Вадим Старков

Вадим Старков

Экспозиция музея рассказывает о геологии и природе Шпицбергена, о поморах, посещавших архипелаг в древности и давших ему имя Грумант. Есть раздел посвящённый экспедиции Владимира Русанова и его изысканиям на архипелаге. Нам показали один из 28 заявочных столбов, установленных здесь Русановым.

«Геркулес» прибыл в Грён-фьорд 28 июля 1912 года. Тогда здесь, на мысе Финнесет, на восточном берегу фьорда, была норвежская радиостанция – через неё Русанов отправлял телеграммы в Россию. И так совпало, что именно 28 июля сто лет спустя мы начали своё знакомство с русскими местами на Шпицбергене. В 10 утра «апостольский» экипаж погрузился в моторную лодку и под предводительством Старкова отправился в бухту Колс, которую век назад обследовала экспедиция Русанова. Год спустя на её берегу под руководством Рудольфа Самойловича был добыт первый русский уголь.

На том месте, где когда-то стоял построенный Самойловичем домик, сегодня стоит дом-музей Русанова, который является также и приютом для уставших путников. Одну половину здания занимает экспозиция, в другой есть печь, стол, нары, можно переночевать, отогреться… Двери этого дома всегда открыты.

На берегу бухты Колс – брошенные строения посёлка с одноимённым названием и останки пирсов, с которых грузили уголь на пароходы. От пирсов была проложена железнодорожная колея, ведущая в посёлок Грумант и к руднику. Её останки можно увидеть и сейчас, пройти по рельсам в прошлое. Сам Грумант-сити осматривать лучше с воды по двум причинам: пристать к обрывистому берегу не просто, да и издали зрелище брошенного рудника не так печально. А вот берега Ис-фьорда живописны и необычно зелены.

Ис-фьорд

Ис-фьорд

Дальше наш путь лежал в Адвент-фьорд, где Русанов знакомился с работой иностранных шахт. Уже тогда окрестности этого залива были центром угледобычи на архипелаге. Самойлович отмечает: «Рабочий посёлок состоит из 2-3 десятков строений, в которых помещаются рабочие, администрация, машины, склады и животные». Сегодня Лонгйир – административный центр Шпицбергена. Две-три улочки с жилыми домами по обе стороны от центральной: с магазинами, ресторанами, банком, почтой… В отдалении, на взгорке, администрация губернатора, ещё дальше от суеты мирской – церковь. Боковые улочки пустынны, главная – заполняется публикой в зависимости от того стоит у причала туристический теплоход или нет. Если стоит, то жизнь в посёлке бурлит. В магазинах и сувенирных лавках толпятся туристы, создавая очереди у касс. В ресторанах столики заняты. Нет теплохода – посёлок пуст и только «дикари» и яхтсмены раскланиваются при встрече. Дикари узнаваемы по большим рюкзакам, немыслимым причёскам (или их полному отсутствию) и развязанным шнуркам. Яхтсмены – по ярким яхтенным костюмам, обветренным лицам и походке вразвалочку.

Яхты здесь гости нередкие. Гольфстрим обеспечивает приличные для Арктики условия: относительно тепло, льда всё лето почти не бывает. При желании можно подойти к леднику и заснять себя среди его обломков. Получение разрешения на плавание в архипелаге просто и понятно. Заполняешь форму и по электронной почте отправляешь заявку. Яхта должна быть оснащена средствами связи и спасения, но это само собой разумеется, особенно в Арктике. Чуть ли не главное требование – наличие страхового покрытия на случай аварийного спасения. Представленные нами документы удовлетворили администрацию и, уплатив экологический сбор в размере 150 крон с человека, мы получили желанный документ. На паспорта же наши никто даже не взглянул…

Пирамида

Пирамида

Завершив знакомства с угольным производством, экспедиция Русанова перешла в Сканскую бухту и забила на ее берегах еще три заявочных столба. Наш путь за «Геркулесом» – Сканская бухта расположена в 15 милях от Лонгйира. Мы в ней не задерживаемся, хотя ее берега, облицованные белыми ангидритами, красивы и необычны. Проходим мимо, вглубь Ис-фьорда. Наша цель Мимер-бухта, расположенная в одном из его тупиковых ответвлений. Здесь стоит рудник Пирамида. Над поселком высится гора с одноимённым названием. Гора эта и вправду очень похожа на зиккурат – древнюю ступенчатую пирамиду Вавилона. Посёлок был оставлен и законсервирован в 1998 году после взрыва на шахте. Мы ошвартовались к причалу поздно вечером и отправились знакомиться с окрестностями. Первый сюрприз – посёлок действительно законсервирован! А не брошен и разграблен, как это характерно для нашего севера. Стёкла целы, дома закрыты, на улицах чистота и порядок. И одной ни живой души.

Людей мы встретили на следующий день и даже отметились в баре. Несколько человек работает в Пирамиде, поддерживая городок в приличном состоянии. Возобновлять добычу угля здесь не планируется. Но открыта гостиница и развивается туризм. Место одно из самых живописных на Шпицбергене. Экипаж единодушно отметил, что выглядит этот мёртвый город гораздо лучше, чем полуживые города и посёлки нашего Заполярья.

В этом, конечно, заслуга компании «Арктиуголь». По возвращении из Пирамиды мы встретились с генеральным директором А.П. Веселовым.

Ледники Шпицбергена

Ледники

Этим визитом как бы подводился итог нашей первой недели на Шпицбергене. «Апостол» избороздил Ис-фьорд вдоль и поперёк, побывал во всех закоулках, где плавал «Геркулес». В библиотеке поселка экипаж яхты встретился с жителями Баренцбурга. Вообще встреч неожиданных, приятных и удивительных было немало. Довелось нам вместе с гляциологами лететь на вертолёте в Лонгйир. При знакомстве с их руководителем Николаем Осокиным выяснилось, что в 2004-м, когда «Апостол» собирался в третью, Антарктическую, кругосветку, он с коллегами делал для нас «Оценку воздействия на окружающую среду» – документ, необходимый для получения разрешения на проведения экспедиций в Антарктике. А скольких земляков встретили мы на Шпицбергене! И Питер, и Москва, и Калуга, и Тверь – вся «апостольская» география. Только Сергей Бармин остался одиноким северодвинцем на архипелаге. А в последнее воскресенье июля, в День ВМФ, мы устроили на яхте день открытых дверей, и тогда уже кавторангу Бармину пришлось изрядно потрудиться, принимая гостей на своём празднике.


Ваш Литау


См. также:

Комментариев: 1


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Все права защищены © 2009-2022, Litau.RU   Web design: pressa@litau.ru
Установка WordPress и программирование