Обыкновенное чудо

Серега сгреб мои кудри в кулак, поднял над головой и посмотрел вопросительно: «Уверена?» «Давай», – кивнула я, и он с удовольствием вывел первую лысую полосу от затылка к бровям. Лихо так, будто косой полоснул. Когда экзекуция закончилось, я провела рукой по щетинке: легко, удобно. Глянула в зеркало: страшная, бритая, в тельняшке – моряк! А раз моряк, пойду рулить! Ибо, если  у правильной фрау жизнь состоит из трех «К» – киндер, кирхе, кюхе, то у меня – койка, компьютер, камбуз. Забросила оргтехнику на верхнюю полку каюты, получила добро капитана и отправилась навстречу ветру. Точнее от него, так как задувал бакштаг.

Обыкновенное чудо

Обыкновенное чудо

Компас еще в начале плавания с ума сошел, зато появился ветроуказатель, ну и конечно всегдашние помощники рулевого: облака, волны, колдунчики – то ли бинты, то ли полоски портянок привязанные к вантам.  Если слишком привестись, стаксель становится похож на щеку человека, который полощет рот, и довольно дряблую щеку – некрасиво. Уваливаюсь, это парусу нравится, теперь человек-стаксель довольно пузырится. Сейчас кто-нибудь из наших высунет бритую башку и скажет: «Возьми правее». Беру…

Летим 9 узлов (для «Апостола» это не мало). Волна то под зад пнет, то в бок толканет, то поднырнет под корму и тащит на себе. Потом выгнется горкой – скатываешься.  Лодка, как необъезженный жеребец, мечется, норовит выкинуть из седла, уйти вправо за ветром. Штурвал держишь изо всех сил – «Куда, ну-ка, назад!», а иногда просто виснешь на нем, цепляешься, чтобы не вылететь из кокпита.

Вот интересно, когда внутри яхты качаешься – тошно, а наверху – ни капельки, одно удовольствие.  Ну что за чудесная сегодня рулежка! И как здорово, что все это есть у меня: ветер вольный, с таким переменчивым характером – не соскучишься, море – сегодня оно странного белесо-зеленого цвета, крылья – стаксель, грот и бизань. Кэп говорит, что бизань лишняя, но мне нравится, когда стоят три паруса – красиво и рулевому есть на что опереться.

Грустно-серое небо создает лирическое настроение. Три навигации в Арктике… Вспоминаю все приключения, все, что чувствовала, что увидела, чему удивлялась: Новая Земля – каменистая, серая, мрачная; ЗФИ – горы с плоскими вершинами; Шпицберген – острые скалы, опутанные снежными венами. Каждый архипелаг интересен и красив по-своему. Вспомнила, как бегала за белым медведем и оленями, удирала от воинственной крачки, фотографировала моржей, тюленей, песца, лазила по ледникам. Как терялась в тумане Малого Цинкового острова, пила коктейль со льдом векового глетчера, видела день ночью, фотографировала кровожадных ненецких идолов, жонглировала чудом природы сферолитами. Как любовалась в штиль отражением мира в зеркале океана и веселилась в шторм, уже выблевав, кажется, все внутренние органы. Обо всем этом я не прочитала в книгах, не увидела в фильме, не услышала от знакомых – я это прожила! Один мой товарищ сказал: «Не важно, какой длины моя жизнь, важнее ее ширина».

Три последних лета моя жизнь раздувается до невероятных размеров, вмещая в себя так много чудес. А сейчас, возвращаясь домой, я управляю «Апостолом» постепенно приручая его, и он – самое удивительное чудо.

 

Анна Золотина

Комментариев: 1


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Все права защищены © 2009-2022, Litau.RU   Web design: pressa@litau.ru
Установка WordPress и программирование