На Земле есть места…

На Земле есть места, где жара круглый год не опускается ниже 35 градусов. На Земле есть места – например, Тимбукту – где столбик термометра заползает на отметку +55. На Земле есть места, где и в августе температура редко поднимается выше двух градусов тепла. Например, Земля Франца-Иосифа или ЗФИ, как её называют для краткости, те которые хоть раз побывали здесь – одна из самых северных территорий России. Туда и лежал наш путь, к 80-й параллели. От сурового, но гостеприимного острова Визе до архипелага около двухсот миль. При хорошем ветре и отсутствии льдов мы планировали дойти за 40 часов.

Баренцево море

Баренцево море

По первоначальному плану «Апостол» должен был продолжать двигаться на север до 83 параллели – места, где «Святую Анну» покинула группа Альбанова, – но ледовая обстановка этого года внесла серьёзные коррективы в наш маршрут. А повторять судьбу вмерзшей в лед шхуны нам очень не хотелось, поэтому было принято решение обойти сложный участок по 79-й параллели и двинуться на север уже проливами ЗФИ.

Первой землей, на которую мы намеревались высадиться, должен был стать остров Галля. Мыс Тегетхофф острова Галля – знаковое место. 30 августа 1873 года сюда подошло судно «Адмирал Тегетхофф» с австро-венгерской полярной экспедицией Юлиуса Пайера и Карла Вайпрехта – так была открыта Земля Франца-Иосифа. Здесь же находятся остатки зимовья экспедиции Вальтера Уэльмана и знаменитые, возвышающиеся прямо из моря, скалы Заварицкого на южной оконечности острова. Геолог Юрий Карякин, которого «Апостол» должен был доставить на ЗФИ, собирался исследовать дайки (трещины в земной коре, заполненные магмой, базальтовые останцы) и произвести отборы геологических проб. Таковы были наши планы.

В первые сутки перехода мы пересекли жёлоб Святой Анны, который был открыт в Карском море в время дрейфа шхуны Георгия Брусилова. Пошла уже третья неделя плавания и властелин морей Посейдон, наверное, смилостивился над нами – полный штиль, яхта легко скользила по водной глади, и только надоедливые чайки-моевки сопровождали нас, время от времени садясь на мачты. Изредка мы встречали красивые бирюзовые айсберги, один из них поразил экипаж своей величиной – по размерам он был с пятиэтажный дом.

Кто не был Арктике, тому трудно объяснить, как здесь красиво. Казалось бы, снег и лёд кругом, но эта суровая, однообразная белизна спящей земли оглушает, бьёт по глазам. А ровное, низкое, свинцовое небо над островами? На него хочется смотреть и смотреть, наблюдая, как перетекают друг в друга серые, фиолетовые, тёмно-синие краски. А то вдруг выстрелит из-за тяжёлых туч луч солнца, разметает в клочья серые громадины, и из рваных дыр покажется нежно-лазоревая даль. Всего на миг, но в этот момент всё вокруг преображается до неузнаваемости. Проходит немного времени, и облака снова закрывают небосвод…

Ледовая карта Баренцева моря, август 2014 г.: с севера ЗФИ - лед 9-10 баллов, в проливах - 1-3 балла

Лед Баренцева моря

На одной из льдин мы увидели белого медведя уплетавшего нерпу. Мы заглушили мотор и начали потихоньку приближаться. Когда расстояние до него сократилось до 20 метров, медведь недовольно поднял голову и с подозрением посмотрел на нас. Мы сократили дистанцию до 10 метров… Такого нахальства белый стерпеть уже не смог, он деловито ухватил тушу и переплыл на соседнюю льдину. Весь его вид показывал, что делиться пищей он с нами не намерен. Нечасто удается застать хозяина Арктики за трапезой в естественной среде.

Ледовая обстановка с юга архипелага была благоприятней, чем с востока, но поплутать в лабиринте льдов и айсбергов нам довелось вдоволь. В полночь 18 августа подошли вплотную к 80-й параллели. Двое из нашего экипажа: Сергей Ельчанин и Алексей Игнатьев так высоко никогда не заплывали, нужно было «окрестить» новичков. Приготовили принадлежности: плафон от топового огня – для морской воды, спирт 80-градусной крепости, сало. Ждём момента…

«Апостол» приблизился вплотную к заветной черте, но, замерев в полумиле, повернул на 90 градусов и пошёл вдоль параллели. Чёрт! Лёд перекрыл дорогу к празднику. Прошло ещё 12 часов, прежде чем мы смогли пересечь 80-ю и провести ритуал: вновь обращённые выпили по плафону забортной морской воды, запили её спиртом и были приняты в когорту высокоширотных путешественников и моряков. К ритуалу присоединился и Дмитрий Рубчевский – он пересекал 80-ю ранее, но под водой.

Утром всей командой мы стояли на палубе, вглядываясь в то тут, то там возникающие разрывы тумана. Мы ждали, что уже скоро увидим Землю! Внезапно на северо‑западе возникли очертания скал. А через несколько минут перед нашими глазами во всем блеске развернулась панорама сверкавшей ледниками горной страны. Реальность завораживала и парализовывала. Сергей и Дмитрий, которые здесь впервые, выдохнули разом: «Сказочная страна!» Действительно, от зрелища поначалу просто цепенеешь: прикрытые облачными шапками белые купола ледников стекают вниз сначала полого, а потом всё круче и круче, обрываясь в океан голубыми лепестками. Лишь в некоторых местах торчат из-подо льда вершины базальтовых скал и островки зеленой тундры.

Медведь и нерпа

Медведь и нерпа

Высадка на остров произошла сразу после обеда. На остров отправились втроём: капитан, геолог Карякин и автор этих строк. Пока Юрий Викторович занимался отбором проб, мы с Николаем Андреевичем посетили место зимовки экспедиции Велльмана. Четверть века назад профессор Боярский проводил в этих местах раскопки, и нашел много уникальных вещей. Под зимовье использовалось одно из щитовых строений экспедиции Фредерика Джексона, перевезённое Велльмана с мыса Флора в 1898 году. Нашему взору открылись остатки строений. Как известно, дерево в Арктике не гниет и в отличие от железа может очень долго сохраняться в суровых условиях. Нам посчастливилось найти несколько предметов того времени: ящики с надписями и штампами экспедиции, кованые гвозди конца XIX века, остатки обуви, металлическую печь для обогрева домика. На скале, в ста метрах, был виден знак, мы поднялись к нему. Под знаком лежала капсула с письмом, датированным 1995 годом, в котором на немецком и русском языках говорилось, что установка памятной доски была проведена австрийской научной экспедицией на месте, где экипаж судна «Адмирал Тегетхофф» высадился на эту землю. Сфотографировав письмо, мы положили его обратно.

Пошли к скалам Заварицкого, вершины которых скрывались в облаках. Красота неописуемая! Это нужно просто видеть, фотоаппарат не передает ощущений, которые испытываешь, видя это творение природы. Юрий Карякин в своей красной куртке был виден издалека, и нам пришлось изрядно потрудиться, чтобы подняться на ту высоту, где он работал. По пути я нашел великолепный образец окаменелого дерева, как сказал мне потом Карякин, его возраст составляет примерно 150 миллионов лет. Это было время, когда царствовали динозавры.

Все вместе пошли к мысу Тегетхофф – самому знаменитому месту острова, который еще называют «Зубы дракона». И в самом деле, есть сходство. В хорошую погоду их видно за 20 миль. Мы с капитаном взяли на память по камешку, а Юрий Карякин набрал их целый рюкзак.

Вода на ЗФИ серо-голубая и если долго смотреть на нее, то можно заметить, как она вдруг начинает играть на поверхности бирюзовыми оттенками. И в этом видится какая-то магическая закономерность – название камня «бирюза» переводится с персидского как «счастье», и, кажется, неслучайно – такое же внутреннее сознание близости с природой наполняет гостя здешних мест.

 

Александр Обоимов

комментария 4


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Все права защищены © 2009-2022, Litau.RU   Web design: pressa@litau.ru
Установка WordPress и программирование