На Земле есть места. Часть 2

Освободившись от кастрюль и сковородок, Александр Обоимов смог привести в порядок свои заметки о посещении ЗФИ. Напомним, что в конце августа «Апостол Андрей» выполнил прикладную задачу своего путешествия – доставил в архипелаг ученого секретаря Геологического института РАН Юрия Карякина. Дальнейшим планам подняться до 83-го градуса широты осуществиться было не суждено – проливы ЗФИ были забиты 5-7-бальным льдом, с севера архипелаг запирали поля еще большей сплоченности. 18 августа «Апостол» подошел к мысу Тегетхофф на острова Галля. Продолжаем публиковать очерки кока «Апостола Андрея».

 

Полярные огни

Полярные огни

Следующей точкой нашего путешествия по островам ЗФИ должна была быть Земля Вильчека. Но, когда до острова оставалось не больше десяти миль, путь преградили ледяные поля. Проход искали несколько часов, но безуспешно. Тогда было принято решение идти к острову Гукера. Погода стояла просто на загляденье: полный штиль, практически чистое небо – облаков совсем немного, светит солнышко. Даже температура воздуха -1 градус была в радость, но на подходе к острову перед носом яхты в очередной раз выросли ледовые поля. Повернули к острову Нортбрук – очень хотелось побывать на мысе Флора, где экспедиция Фредерика Джексона в 1895 году выстроила целый поселок. И хотя сам Джексон считал свои экспедиции 1892-1897 годов неудачными, многие обязаны ему своему спасением.

Выйдя на траверз острова Нортбрук, в очередной раз с сожалением констатировали, что в этом году сложная ледовая остановка не позволяет нам выполнить намеченную программу. Тогда решили пристать к льдине и провести на яхте ряд профилактических работ. К тому же, команда требовала от меня шашлыков! Пришлось блеснуть мастерством. Ровно в полночь все собрались на льдине у борта яхты. Кроме шашлыков были поданы «бомбочки». Рецепт закуски прост: очищенный картофель режется на три части, прокладывается салом и свежим луком и заворачивается в фольгу. Затем «бомбочки» кладутся в угли костра и через 8-10 минут готово великолепное блюдо.

Земля Франца-Иосифа

Земля Франца-Иосифа

После фуршета – мясо быстро остывало на небольшом морозце – все поднялись на яхту. И вовремя! Совсем близко к борту подплыла моржиха. Экипаж, схватив фотоаппараты и видеокамеры, начал запечатлять. То, что это особь была женского пола, мы определили сразу. Во-первых, у нее были маленькие клыки, ну а, во-вторых, самцы так кокетничать с нами не стали бы, да и позировать тоже. Что она вытворяла под щелканье затворов фотоаппаратов: и умывалась, и хлопала в ласты, лежа на спине, подныривала под яхту, а выныривая смешно фыркала, разбрызгивая воду. При этом, подплывала вплотную, разглядывая нас своими добрыми глазами. Представление длилось минут двадцать, но потом – то ли ей наскучило, что мы не ныряем и не резвимся вместе с ней, то ли у нее появились еще какие-то неотложные дела – моржиха нырнула, сделав на прощание эффектный кульбит. Больше мы ее не видели.

Под утро лед от острова Нортбрук унесло на юг, и теперь «Апостол» мог спокойно подойти к мысу Флора. Название его полностью соответствует содержанию – это на самом деле одно из самых красивых и цветущих мест в архипелаге. Даже издалека мыс разительно отличается от других близлежащих земель и все из-за обилия растительности, которая ломает стереотипы об Арктике, как безжизненной белой пустыне. Полярные маки тут цветут на каждом шагу, их лепестки устроены природой так, что получилась своего рода параболическая антенна, которая улавливает свет и тепло. В этой «отапливаемой зоне» жизненные процессы происходят намного быстрее и активнее, а это очень важно, потому что на арктических островах относительно теплые дни с положительной температурой можно пересчитать по пальцам.

Артистка полярного балета

Артистка балета

Когда высаживаешься на берег, то тебя встречает многотысячный гомон птичьего базара, коих много на эти островах. Особенно интересны гнездовья крачек – удивительно храбрых птиц. Размером они меньше голубя, снизу белые, а верх тела темный, клюв и лапки – ярко-красные. Крачки то парят над водой, то стремительно, сложив крылья, пикируют в воду. Их полет просто совершенство, но больше всего восхищает, конечно, их бесстрашие – свое потомство они защищают самоотверженно. Нужно быть очень аккуратным и внимательным и ни в коем случае не приближаться к гнездам и птенцам – крачки очень ревностно охраняют свои владения. Испытано на себе – удар клювом по голове очень чувствителен! Крачки способны совершать самые дальние перелёты – до 18 тыс. км в одну сторону, – они гнездятся в Арктике, а зимуют в Антарктиде. Не менее крачек воинственны и бургомистры. Одни из самых крупных птиц семейства чайковых, достигают в длину до 80 см и веся до 2,5 килограммов. Ведут себя бургомистры, как и положено полновластным хозяевам этой местности: забирают все, что хотят. За такой характер, как принято считать, они и получили свое название.

На мысе Флора мы посетили места, неразрывно связанные с историей открытий и исследований в Арктике. Многие, мечтавшие о славе покорителей полярных широт, считали своим долгом зайти сюда.

Остров Нортбрук был открыт первой экспедицией Бенджамина Ли-Смита в 1880 году. С 1894 по 1897 годы на Флоре работала экспедиция английского путешественника Фредерика Джексона, который намеревался достичь Северного полюса, основываясь на бытовавшей тогда гипотезе о существовании «земель» Петермана и Оскара. Для осуществления этого плана и были построены здесь жилые дома и продуктовые склады.

Крачка

Крачка

Место это, возможно, было самым значимым и оживленным перекрестком Арктики за всю историю исследований. Или, в любом случае, одним из таких мест. Трудно найти внутри Северного полярного круга другую точку, где произошло бы столько событий, сколько их случилось здесь, на южной оконечности Земли Франца-Иосифа. Мыс Флора однозначно занял свое место в полярной истории, как свидетель радостей, трагедий и ярчайших эмоций самой разной окраски. От всех этих встреч, проводов, зимовок осталось множество артефактов, которые лежат в полярной земле с тех давних пор.

Фредерик Джексон возвел на мысе полноценную стационарную базу «Эльмвуд» – большой, прикрепленный к огромному валуну, дом и пять зданий поменьше чуть в стороне на берегу маленького озера.

Именно здесь состоялась случайная, но потому и вошедшая в историю встреча. 17 июня 1896 года к мысу подошли двое. Никто их не ждал и не встречал, и они сами не ожидали никого здесь найти. Это были Фритьоф Нансен и его спутник Фредерик Ялмар Йохансен. Встреча с Джексоном фактически спасла норвежцам жизнь! Тут следует заметить, что в своё время Нансен не взял британца с собой на «Фрам», так как считал, что Северный полюс должен быть покорён норвежцами.

Бенджамин Ли-Смит (Benjamin Leigh Smith), иллюстрация – ru.wikipedia.org

Бенджамин Ли-Смит

Серые камни, отколовшиеся от поднимающихся в поднебесье скал, остатки строений, истлевшие кости животных, обрывки одежды, куски мехов, обуви, проржавевшие консервные банки иностранного производства напоминали о неприветливой и нескончаемой полярной ночи, дикой угрюмости сурового севера и о трудных зимовках.

В 1901 году на мысе Флора в память о трех погибших участниках экспедиции герцога Абруццкого был установлен обелиск из крупнозернистого мрамора. Надпись на нем теперь едва различима, удается разобрать только «Requiem: F. Querini, H. Stokken, P. Ollier. – «Stella Polare» 1900» «Полярная звезда» – это название китобойного судна. Лейтенант Кверини, машинист Стоккен и альпинист Олльер пропали без вести на пути к Северному полюсу.

Здесь же в свое время был похоронен моряк с судна Джексона, умерший от цинги в возрасте 52 лет. Я вспомнил слова, которыми Джексон описывал эту печальную сцену: «Земля была очень твердой, промороженной на глубину нескольких дюймов и пришлось применить кирки и ломы, чтобы прокопать ее. Мы работали изо всех сил, и никто не произнес ни одного слова. Каждый человек, вероятно, чувствовал, что и он сам мог бы быть одним из тех, кто был положен здесь отдыхать в безмолвной, холодной могиле Арктики».

Фредерик Джексон (Frederick George Jackson), иллюстрация – ru.wikipedia.org

Фредерик Джексон

Летом 1914 года шхуна «Святой мученик Фока» экспедиции Георгия Седова подошла к мысу Флора в весьма потрепанном состоянии. Уголь в трюмах закончился давно, в топках паровых машин уже исчезли многие деревянные конструкции судна, а также канаты, запасные паруса, судовая библиотека, десятки убитых тюленей и моржей. Идти меж полярных льдов только на одних парусах – мероприятие, близкое к самоубийству. Поэтому все постройки базы «Эльмвуд», за исключением небольшой дощатой корабельной рубки, были разобраны на дрова. Собственно, ради этого «Св. Фока» и бросил здесь якорь… И встретил двух членов экспедиции Георгия Брусилова – штурмана Альбанова и матроса Конрада, покинувших тремя месяцами ранее борт «Св. Анны». Опять случайность, и опять счастливая! Крест в память об этой встрече сохранился до сих пор.

Сегодня под ногами мы часто находим позеленевшие гильзы от патронов конца XIX – начала XX века, остатки посуды, приборов. Подходим еще к одному памятному знаку, на табличке написано: «Здесь 9 августа 1901 года во время испытательного похода первого в мире ледокола «Ермак» под командованием адмирала С.О. Макарова был поднят российский флаг». Но датой официального присоединения считается 16 августа 1914 года, когда капитан первого ранга Ислямов, командовавшей спасательной партией, направленной на розыск пропавших без вести экспедиций Брусилова, Седова и Русанова, поднял здесь российский флаг и объявил архипелаг Земля Франца-Иосифа территорией России.

Капитан Юрий Кучиев, фото – noar.ru

Юрий Кучиев

После осмотра достопримечательностей более чем вековой давности, мы решили пройти на резиновой лодке проливом, который образовался совсем недавно благодаря таянию ледников. Он отделил мыс Флора от основного острова Нортбрук, тем самым увеличив число островов архипелага до 192 – такое количество указывается в отчете ААНИИ (в лоции Баренцева моря называется число 187 – прим. Н. Литау). Ученый совет РГО, Российский государственный музей Арктики, Мурманское морское пароходство и Архангельское областное Собрание выступили с ходатайством о присвоении вновь образовавшемуся острову имени Юрия Кучиева – первого капитана атомного ледокола «Арктика», мореплавателя, который первым в мире привел надводное судно на Северный полюс.

Идея пройти проливом принадлежала нашему уважаемому геологу Юрию Карякину. Пролив на самом деле был сквозной, об этом свидетельствовало течение, но глубины местами были всего 40 см, что слишком мелко даже для лодки с подвесным мотором. С глубоким сожалением нам пришлось повернуть назад.  Надо помнить, что погода в этих местах может поменяться в любую минуту, а мы находились не менее чем в паре миль от яхты. Резко поднялся сильный ветер, волны захлестывали через борт тузика, совсем некстати заглох мотор… С трудом капитану Литау удалось его вновь завести. Потратив уйму времени и сил, промокнув до нитки, мы добрались до «Апостола». Оглядываясь, мы постепенно понимали, что все могло закончиться вовсе не так благополучно. Если бы мотор не завелся… Против ветра нам бы было не выгрести на веслах.

Дом «Эйры», фото – yuko-travel.ru

Дом «Эйры»

Покинув мыс Флора, мы собирались добраться до находящийся всего в 10 милях острова Белл. На небольшом клочке песчаника и гальки, лежащем по соседству с большой Землей принца Георга, сохранился знаменитый «дом «Эйры», построенный в августе 1881 года участниками экспедиции Ли-Смита из обломков своей одноименной раздавленной льдами яхты. Здесь от цинги умер матрос Ольгерд Нильсен – датчанин, он был настоящим старожилом «Святой Анны», так как плавал на ней еще с тех пор, когда шхуна носила имя «Бленкатра» и обслуживалась британским экипажем. Группа Альбанова похоронила Нильсена на северном берегу острова в бухте, теперь носящей его имя.

Увы, приблизившись к острову, мы опять увидели ледяное поле непреодолимое для «Апостола». Картинка на радаре была четкой – прохода нет. Собственно, что ледовая обстановка этого года намного сложнее предыдущих лет стало давно очевидно. Мы не смогли добраться до группы островов Белая Земля на северо-восточной оконечности ЗФИ. Если и существует вероятность отыскать следы экспедиции Брусилова, то они, скорее всего, будут там. Яхта – не ледокол и против таких сил природы мы бессильны. Но я уверен, найдутся еще энтузиасты, которые смогут пробиться к далеким островам и разгадать тайну «Святой Анны».

«Апостол Андрей» повернул на юг, к дому. Большая часть программы нашего путешествия все же была выполнена.

 

Александр Обоимов,
фото автора

комментария 3


Добавить комментарий для Людмила Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Все права защищены © 2009-2022, Litau.RU   Web design: pressa@litau.ru
Установка WordPress и программирование