Мученики

Не пробившись к острову Белл, мы, словно сто лет назад Альбанов, воскликнули: «Прощай, мыс Флора!», – и взяли курс на юг. Теперь «Апостол Андрей» шёл по пути «Святого мученика Фоки», увозившего Альбанова и Конрада на Большую Землю. Штурман напишет в своём дневнике: «Удивительное чувство испытывал я теперь, так неожиданно очутившись опять в привычной судовой обстановке. Пусть это судно сейчас и находится почти в бедственном положении и нуждается в топливе, но все же я слышу шум в машинном отделении, шипение пара и временами шум работающей паровой донки. Кругом голоса людей и все разговоры вертятся около предполагаемого скорого плавания к обитаемой земле».

«Апостол Андрей» у поселка Рында

У поселка Рында

И в то же время: «Нельзя сказать, что на «Фоке» мы чувствовали себя очень уверенно, в полной безопасности. Малый запас топлива и неизбежная при этом встреча со льдом многих смущала. Не доверяли уже и старику «Фоке», который сильно тек. Отливать воду приходилось ручной помпой регулярно два раза в день всем личным составом, и каждый раз часа по три не менее. Все невольно вздыхали: «Эх, только бы добраться благополучно до дома».

25 июля (7 августа) 1914 года «Св. Фока», разобрав на мысе Флора постройки Джексона и погрузив на борт всё, что можно было пустить в топку, снимется с якоря и отправится в сторону острова Белла. Команда предпримет попытку найти пропавших товарищей Альбанова. Они увидят в бухте Эйры домик Ли-Смита, но не найдут никаких следов альбановцев. Пройти к мысу Гранта «Фоке» помешают льды, четырёхмильной полосой окружавшие Землю Георга. Осмотрев окрестности в бинокль и не обнаружив следов человека, экипаж примет решение уходить на юг, домой.

Возвращение это было далеко не безмятежным: «Сильная течь «Фоки» осложняет вопрос о дальнейшем плавании… Прибыль воды до 50 дюймов. Плоховат стал «Фока»! Трудно себе представить, до какой степени заезжено это, не так еще давно хорошее, крепкое судно, известное по всему северу. Ряд последних владельцев его, к которым попадало оно какими-то необычайными путями, старались выжать из этого судна все, что только можно, не давая ему ничего, то есть, отделываясь жалкими подобиями ремонта. Печальная судьба постигла это судно в России, где из него сделали поистине «мученика Фоку».

Безветрие, ограниченное количество топлива, а главное сплочённые льды существенно осложняли плавание.

«Среда, 6 (19 августа). Пять дней не открывал своего дневника. Противно было даже писать. Причина тому – наша продолжительная остановка в то время, когда мы уже поговаривали о выходе изо льда в свободное море. Кругом мы были окружены громадными ледяными полями, и похоже было, что никогда эти поля не разойдутся».

«Св. мученик Фока»

«Св. мученик Фока»

Но льды выпускают мучеников из своих объятий и «Фока» подходит к мурманскому берегу. Капитан Сахаров определяет, что это район Семь островов. Идти дальше, в Белое море, нет возможности из-за противных ветров и отсутствия топлива. Экипаж ведет «Фоку» вдоль берега, надеясь зайти в какое-нибудь рыбацкое поселение. Напротив становища Рында к ним подходит рыбацкая шняка, на которой Кушаков, возглавивший экспедицию после гибели Седова, отправляется на берег, к телеграфу. Вскоре из бухты выходят два промысловых моторных бота и на буксире заводят «Фоку» в Рынду…

Рында начала XX века разительно отличалась от того, что довелось увидеть нам через сто лет. Это был довольно крупный поселок рыбаков, был там таможенный пост и телеграф. Телеграфные столбы с оборванными проводами сохранились до сегодняшнего дня. Сегодня в посёлке остался всего один жилой дом.

На берегу нас встретил высокий седовласый мужчина.

– Добрый вечер!– поздоровался он и тут же представился. – Николай.

Мы поприветствовали его, назвав себя и цель путешествия. Николай удивленно поднял брови, когда услышал, что мы идем с Земли Франца-Иосифа и недоверчиво посмотрел на яхту.

– Сколько же вы миль прошли и за какое время?

– Почти три тысячи миль, меньше, чем за месяц.

Рында, XXI век

Рында, XXI век

Хозяин рассказал, что недавно к ним заходила экспедиция историко-географического общества «Кольские карты» и установила памятную табличку к 100-летию завершения экспедиции Г.Я. Седова.

Мы пошли по тропинке к небольшой скале, на которой уже издалека была видно сверкающая металлом пластина.

Николай Викторович родился и вырос в Рынде. По профессии моряк, работал на Севере. В 1990 году потянуло в родные места, к тому времени поселка уже не существовало. Все жители покинули его.

– Трудно Вам одному, наверное?

– А я не один, со мной моя женушка-голубушка, – Николай кивнул на крыльцо, где стояла женщина.

– Как рыбалка в этих местах? – мы продолжали расспрашивать хозяина о житье-бытье.

– А много ли двоим нужно? Так что – нам хватает, хотя, конечно, уж слишком много браконьеров развелось. Перегородят сетями реку выше по течению и вывозят вертолетами. Не по-хозяйски это.

– А куда «Святой Фока» заходил?

– А примерно туда, где и вы стали на якорь. Место там приглубое, закрытое от ветра почти со всех сторон. Мне дед рассказывал, как шхуну сюда в бухту заводили два наших рындовских буксира. Шхуна была сильно потрепанная, борта измочаленные льдами, но шли они под праздничными флагами. Хотите, я вам сейчас фотографии покажу тех лет. Может, в дом пройдете?

Рында, XX век

Рында, XX век

Мы вежливо отказались, сказав, что в такую чудную погоду хочется побыть на свежем воздухе.

Через минуту Николай Викторович вышел к нам уже с пачкой старых фотографий, на которых было запечатлено, как жила Рында век назад.

– Видите, сколько тут домов было. У нас телеграф уже в самом начале XX века появился. Церковь была, пристань, рыбаки постоянно сюда заходили на шняках, карбасах. Тогда в становище бурлила жизнь.

На следующий день мы встретили хозяина Рынды со спиннингом недалеко от дома.

– Как успехи?

– Плохо, попадается кумжа и та вся израненная, в клеточку от сетей.

– Мы вам тут гостинцы привезли, – старпом Дмитрий Рубчевский передал пакет с продуктами.

– Спасибо большое, не откажемся, а то ближайший супермаркет в ста верстах от нас, – принял подарки Николай Викторович. – Может, в дом пройдем, чаю с дороги?

– Мы лучше окрестности осмотрим, времени мало.

Ахтерштевень «Св. Фоки» в архангельском музее

Мученик

– Пойдемте, я вам остов старого корабля покажу, пока отлив на море. Судно, конечно, не времен викингов, но обратите внимание, все сделано топором.

Остов старого коча архангельских поморов был покрыт слоем водорослей и ракушек. То там, то тут на берегу валялись старые кованые якоря, лебедки, такелаж. Невдалеке покоились развалины церкви. Крыша, покрытая щепой, обрушилась, купола не было, внутри полное запустение. А прошло ведь не так много лет с тех времен, когда здесь раздавался детский смех, к причалу швартовались рыбацкие лодки. По словам Николая Викторовича, население поселка составляло около трехсот человек – это совсем не мало. Теперь только хозяин Рынды, да молчаливые черные скалы хранят в своей памяти события прошлого.

Через три дня «Апостол» прибыл в Архангельск. В Архангельске же нашёл своё последнее пристанище и «Св. Фока». Рядом со зданием Северного музея лежит ахтерштевень – это всё что осталось от мученика.

 

Николай Литау,
Александр Обоимов

 

Комментариев: 0


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Все права защищены © 2009-2022, Litau.RU   Web design: pressa@litau.ru
Установка WordPress и программирование